Раса богов и языческое поклонение в иудейской религиозной традиции. Сатанинские тайны Танаха



Предлагаю вниманию свою авторскую работу, исследующую политеистические истоки иудейской религиозной традиции. Работа получилась весьма интересной и, полагаю, остро необходимой для понимания подлинных основ иудаизма. Она затрагивает очень важную тему в области религиоведения. Основные тезисы статьи, сделанные на основе текстологии и точных переводов древнееврейского оригинала, сводятся к констатации того факта, что древние евреи на начальном этапе поклонялись не Единому Богу Творцу, а некоей могущественной расе богов, которых они именовали разными именами – чаще всего Elohim, Yhwh или Malak. Суть еврейской религии в её позднем искусственном монотеистическом преломлении сводилась к тому, чтобы оклеветать другие народы, будто они на самом деле кланялись мертвым фетишам и идолам вместо Живого Бога. Однако все факты, почерпнутые из архаического слоя Танаха, свидетельствуют, что это было всего лишь идеологической провокацией с целью дискредитации иных религиозных традиций и их носителей. В действительности древние евреи просто выполняли программу враждебных всем прочим народам богов, которых они называли табуированной аббревиатурой ЯХВЕ. Как свидетельствует Библия, евреи несомненно знали об иных богах и признавали их существование, а Яхве вел войну с ними. Доказательства из писаний Ветхого Завета заставляют нас также признать, что в основе еврейского культа лежал самый примитивный сатанизм, основанный на кровавых жертвоприношениях, почитании фаллоса и людоедстве, а вся еврейская псевдо-культура сводилась в основном к заимствованиям ритуалов, практик, искусств, традиций и даже элементов архитектуры у других ближневосточных цивилизаций, не представляя из себя практически ничего своеобразного и уникального. Ужасно то, что в качестве государственной религии русского народа был выбран каннибальский культ переднеазиатских сатанистов, а их племенные вожди и кровавые божки до сих почитаются в церквях под соусом вроде бы прогрессивного христианства.
© Л. Л. Гифес (Breanainn)


"Ведь ежели и существуют так называемые боги, в Небе ли или на Земле, как существует много богов и господ много, но у нас один Бог Отец, из которого всё" (1 Кор. 8:5-6).
  
Иудеохристианские теологи в один голос заявляют, что в Библии нет теогонии, т. е. мифа о происхождении богов. И это является якобы главным прогрессивным отличием Ветхого Завета от мифов языческих народов. Еврейские писания будто бы проповедуют строгий монотеизм, провозглашают, что существует только один единственный Бог, Творец небесных тел – Солнца, Земли, планет, звезд, иерархии Ангелов и всех живых существ, включая человека.

Это недоразумение основано на неправильном и предвзятом понимании библейской мифологии, которая в действительности не является аутентичной, а тем более "божественным откровением". В пользу этого вывода говорит тот факт, что практически вся специфическая терминология Танаха лишена уникальности. Особенно хорошо это видно по теонимам, а также по ряду других лингвистических и текстологических показателей.

Что бы ни говорили приверженцы Септуагинты[1], подлинно научный подход состоит в верификации терминов и понятий согласно древнееврейским текстам, стоящим гораздо ближе к оригиналу, чем любой вторичный перевод. Можно сколько угодно апеллировать к переводу LXX и искаженности масоретской версии, однако сегодня наши возможности не ограничиваются только этими версиями. В распоряжении исследователя имеются и Самаритянское Пятикнижие и Кумранские находки. Эти редакции нисколько не обесценивают анализ терминологии, который будет продемонстрирован ниже. Не стоит забывать, что и сам перевод 70-ти толковников есть перевод иудейский, в который были внесены множественные намеренные искажения, дабы адаптировать иудейскую традицию к эллинизму и скрыть от образованного греческого читателя политеистическую изнанку израильского культа.


Следы поздней монотеистической реформы в Танахе

К сожалению, неточности и грубые искажения переводов (прежде всего Синодального)[2] не позволяют рядовому читателю вникнуть в тайны библейской терминологии и поэтому он вынужден пользоваться тенденциозными интерпретациями, не особо вникая в их смысл или просто следуя внушениям переводчика.

Прежде всего от глаз читателя скрыта такая совершенно противоестественная для любого человеческого языка фразеологическая конструкция как "и сказал боги…", которая сопровождает первые стихи книги Бытия, повествующие о сотворении мира и человека, а также о трагикомичных событиях, произошедших в Раю. Вопреки подлиннику везде дается перевод "и сказал Бог". В оригинальном тексте стоит теоним "Elohim" – множественное число от общесемитского, как считается, определения божества – "El" или "Eloh". Критикам это справедливо позволило увидеть след монотеистической реформы, в ходе которой глаголам в данных оборотах было искусственно придано единственное число, а имя собственное оставлено нетронутым, по-видимому, в целях сохранения традиции. Еврейский язык, будучи флективным, имеет достаточный инструментарий для согласования глаголов с существительными, прилагательными и местоимениями. Тем более, что в Танахе обнаружено несколько мест, которые случайно сохранились в "девственном" виде, где согласование глагола не было нарушено.

Приведем эти места в буквальном переводе с древнееврейского оригинала:

Быт. 1:26 – "и сказал[и] боги: сотворим Адама…"
Быт. 3:5 – "станете как боги, знающие добро и зло".
Быт. 20:13 [слова Авраама Авимелеху] – "боги повели меня блуждать".
Быт. 35:7 [Иаков изменяет название Луз на Бет-Эль] – "ибо открылись ему там боги".
Пс. 57:12 – "итак, есть боги, судящие на Земле".

Таким образом имеется ряд прямых текстуальных свидетельств того, что в первоначальных редакциях глаголы, местоимения, прилагательные, связанные с Elohim, употреблялись во множественном числе. Поэтому в первых главах книги Бытия первоначально фраза должна была звучать – "и сказали боги". Из этого факта очевидно то, что попытки объяснить данный грамматический казус теорией "мимации"[3], а также скрытого догмата Троицы, "усилением божественных атрибутов" или "формой величия", показывающих множественность характеристик Эла, есть просто теологическая спекуляция. Это ясно из ряда контекстов.

К примеру, в Быт. 3:22 Elohim говорит:

"Вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло".

В данном случае местоимение множ. числа свидетельствует о том, что разговор идет от лица нескольких персонажей, т. е. богов. Причем применение тринитарного догмата в данном случае не работает. Потому что совершенно необъяснимо, каким образом и как именно Адам мог уподобиться ипостасям Троицы, а тем более на почве незаконно приобретенного, вопреки "воле Божьей", знания о различении добра и зла. Зато легко объяснимо, почему Адам, приобретя какое-то "познание", приблизился к уровню богов, что и вызвало у них опасение и изгнание людей из Эдема (о причинах этого будет сказано далее).

Elohim является первым теонимом Танаха, и есть все основания полагать (напр., на основании Исх. 6:3), что имя Yhwh (Яхве) было внесено в первые главы Бытия много позже (критики полагают, что это сделал т. н. редактор "яхвист"). Кто бы ни был автором введения сего имени в Тору, очевидно, что Yhwh было присоединено к Elohim с целью отождествить эти теонимы. Если основываться на научно обоснованном факте монотеистической реформы Танаха, взгляд разделяемый специалистами т. н. "школы минималистов"[4], то в таком случае Yhwh будет иметь собирательное значение, обозначающее расу богов Elohim. Поэтому Yhwh нередко говорит от себя во множ. числе (напр., Быт. 11:7). Во многих случаях употребляется или выражение Yhwh Elohim, что неверно интерпретируется в переводах как "Яхве Бог" и как "Господь Бог", или еще одна грамматически противоестественная формула Yhwh Elohi-ka – "Яхве, боги твой", а также другие производные с рассогласованными местоимениями ед. числа "наш", "ваш".

Имеются иные интересные обороты, носящие следы реформы:

Быт. 28:21 – "будет Yhwh моим Elohim (богами)";
Быт. 33:20 – "El Elohi Yisrael", букв. "…Бога, богов Израиля" (в синод. перев. превращено в "Господа Бога Израилева").


Yhwh – собирательный теоним расы богов Elohim

Хорошей иллюстрацией моих выводов служит эпизод посещения Yhwh Elohim Авраама и Лота в Быт. гл. 18-19. Аврааму являются три божественные существа, в которых он сразу же опознает богов Elohim. Он приглашает их к трапезе, в ходе которой они вкушают предложенную пищу – мясо, хлеб, вино (Быт. 18:5-8). То есть очевидно, что это не духи, а существа из плоти и крови. В тексте они буквально названы "мужами" (ha-ansim[5]), т. е. они имели антропоморфные вид и физиологию. Обращаясь ко всем троим, Авраам называет их Yhwh, причем все трое ведут речь от одного лица (18:10, 13, 14). Когда Авраам идет провожать "мужей", они вновь ведут с ним разговор от одного лица как Yhwh (18:16,17). Впрочем, в 18:22 сказано, что два "мужа" ушли в Содом, а Yhwh остался беседовать с Авраамом. Но было бы поспешно отсюда делать вывод о том, что Yhwh был только один из них, а двое других являлись служебными "Ангелами". По крайне мере в эпизоде с Авраамом "Ангелы" еще не фигурируют, они появляются только в эпизоде с Лотом гл. 19:1, когда писцу, дабы убрать из текста соблазн политеизма, потребовалось исключить Yhwh из повествования и отправить его в неизвестном направлении, несмотря на его собственное заявление о том, что он тоже направится в Содом: в 18:21 Yhwh говорит, что он сам сойдет в Содом, чтобы удостовериться в обоснованности вины содомлян.

"Два Ангела" появляются только начиная с 19:1 в эпизоде с Лотом. В 19:2 он называет их Adonay ("Господá"). В 19:13 они утверждают, что их послал Yhwh, Лот же в следующем стихе, имея ввиду этих двух Ангелов, говорит, что "Yhwh истребит город сей" (ср. также 19:24). В 19:17 в масоретском оригинале двое "мужей", которые выводят за руку семью Лота обозначены сначала глаголом множественного и сразу за этим ед. числа: "когда же вывели их вон, сказал…". В ст. 18 Лот снова именует их "Господами" (Adonay – мн. ч.; в синод. перев. намеренное искажение – "Владыка!"), и тут же в ст. 19 обращается к ним в ед. чис. – "Вот, раб Твой обрел благоволение пред очами Твоими, и велика милость Твоя…". И далее в последующих стихах 21-22 "мужи" тоже ведут речь от одного лица, употребляя местоимения ед. числа[6].

Но откуда же появляется Yhwh, если он уже исключен из всего повествования? В 19:24 "Ангелы" утверждают, что "Яхве послал нас истребить его [Содом]", а в 19:24 уже говорится: "И пролил Яхве на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Яхве с неба". Спрашивается, кто же уничтожал эти города: Яхве или Ангелы? Или это всё-таки одно и то же? Очевидно, что "мужи", прибывшие к Лоту это и есть боги, называемые обобщенно Yhwh, и поэтому к ним безразлично применяются глаголы и местоимения ед. и мн. числа. Yhwh (Яхве), ha-ansim (мужи), ha-malakim (Ангелы) и Adonay (Господа мои) – это одно и то же контекстно и терминологически! Фраза "пролил Яхве… от Яхве" в этом смысле очень показательна и еще раз удостоверяет нас в множественности божественных персонажей, которые называются Yhwh Elohim (боги Яхве).



Ангелы еврейской Библии – боги языческой мифологии

На других примерах я покажу, что "Ангелы" и "Яхве" – одна и та же раса богов Elohim. Из этого станет понятно, что "Ангелы" библейской традиции и "боги" языческой мифологии – это одно и то же, и именно им приписываются творческие функции, как и в мифологии народов, верования которых считаются политеистическими. Вы также убедитесь, что это не духи, а существа из плоти и крови – некая высокоразвитая раса, повсюду оказавшая влияние на развитие и ход человеческой истории.

Из эпизода посещения "Ангелами" Авраама и Лота мы убедились, что речь идет о расе Elohim, которые называются Yhwh. Более того – это не духи, а телесные создания, подобные людям ("мужи").

Теофания Иакову в Пенуэле (Быт. 32:24-30) свидетельствует о том же: ему является "муж" (ais) и между ними завязывается схватка с применением с обоих сторон физической силы. Это могло быть только в том случае, если "муж", боровшийся с Иаковом, имел телесное сложение, аналогичное физиологии Иакова.

Кто это был?

В 32:28 утверждается, что это было существо из расы Elohim (в синод. перев. – "Бог"). Это видно также из фразы: "И нарек Иаков имя месту тому Пэнуэл, ибо я видел Elohim лицом к лицу" (32:30). Между тем в Ос. 12:4 утверждается, что Иаков боролся с Malak (Ангелом). Налицо теологическое отождествление Malak и Elohim.

Особую тему составляют теофании, сопровождаемые явлениями "Ангела Яхве". Если внимательно всматриваться в контекст повествований о них, то становится очевидно, что речь идет о явлениях самого Yhwh. Так, Агарь о явившемся ей Ангеле (Malak) говорит, что она видела Yhwh, и она дает ему имя: "Ты – Eley-ha, видящий меня" (Быт. 16:13). В Исх. 3:2-6; 14:19,24; Числ. 22:20,22-35; Суд. 6:11-24; 13:2-23 в явлении "Malak Yhwh" несомненно выступает сам Yhwh. Причем рядом с этими именами фигурируют также Elohim (Исх. 3:4).

В эпизоде с теофанией Моисею сказано, что "явился ему Malak Yhwh (Ангел Яхве)" (Исх. 3:2), но уже в 3:4,6 он отождествляется с самим Yhwh (Господом) и с Elohim.

В Исх. 14:19 упоминается Malak ha-Elohim (букв. "Ангел богов"), который двигался вместе со "столпом облачным". Но в 14:24 о нем уже говорится как о Yhwh, который "воззрел на стан египтян из столпа огненного и облачного". Очевидно, это одно и то же лицо, что и Malak ha-Elohim.

В Числ. 22:20 сказано, что к Валааму пришел Elohim (боги), который в 22:22-35 выступает как Malak Yhwh и всю речь ведет от лица Yhwh (это подчеркнуто даже в синод. переводе).

Отождествление Malak с Yhwh наиболее наглядно выступает в эпизоде с теофанией Гедеону и родителям Самсона. Гедеону является Malak Yhwh, которого он называет Adonay (Господа мои) – во мн. числе (Суд. 6:12; в синод. переводе заменено на "господин мой", так же и в 6:15). Он же в 6:16 выступает как Yhwh. В 6:20-21 это уже снова Malak ha-Elohim и Malak Yhwh. Стих 6:22 весьма занимателен:

"И увидел Гедеон, что это Malak Yhwh, и сказал Гедеон: о, Adonay Yhwh (Господа мои Яхве)! Потому что я видел Malak Yhwh лицом к лицу. Yhwh сказал ему: мир тебе, не бойся, не умрешь".

Здесь мы видим тенденциозную конъектуру писцов, которые посчитали, что общение Гедеона лицом к лицу с Yhwh невозможно, и в нескольких местах присоединили к Yhwh слово Malak. Однако "Ангел", если бы это было лицо, отличное от Яхве, не мог произнести слова в 6:23 "не бойся, не умрешь", поскольку запрет видеть лицо относится не к Ангелам, а к Яхве (Исх. 33:20). Только в том случае, если Malak и Yhwh это одно и то же, что и дается понять в эпизоде с Гедеоном, то данный запрет распространяется на всех Malakim, которые тождественны расе богов Elohim и соответственно Yhwh.

Следующий отрывок описывает богоявление родителям Самсона. В Суд. 13:3 опять появляется Malak Yhwh. Интересно, что этот "Ангел Яхве" описывается женой Маноя как ais ha-Elohim, т. е. "муж богов" или "человек Божий… которого вид, как вид Ангела Божьего". Далее он везде называется "человеком", а в конце повествования Маной, подобно Гедеону, высказывает опасение: "Мы умрем, ибо мы видели Elohim". Ясно, что и здесь Malak Yhwh тождествен Yhwh и идентичен Elohim. В 13:23 пришедший "муж" уже прямо называется Yhwh.


Антропоморфный облик богов Yhwh-Elohim

Теперь мы можем составить себе четкое представление о том, кто такие были эти Elohim-Yhwh-Malak. Из многих мест Танаха мы узнаём, что Яхве имеет все основные атрибуты человека: он ходит (Быт. 3:8; Числ. 22:9,20; 23:3-4,16; Втор. 23:14), сидит на престоле (1 Цар. 22:19; 2 Пар. 18:18; Ис. 6:1-2; Зав. Лев. 5:1; Енох. 3:32-38; ср. Откр. 4:2), стоит (Быт. 28:12-13; Исх. 17:6; Числ. 12:5; Амос. 7:7, 9:1), сходит с неба (Быт. 11:5-7; 18:21) и восходит (Быт. 35:13), его можно видеть (Иов. 42:5; Числ. 24:17; Ис. 6:5), он имеет "подобие вида человека" (Иез. 1:26); доступны реальному созерцанию его лицо (Исх. 33:20; 3 Цар. 22:21), чресла (Иез. 1:27), ноги (Исх. 4:25, 24:10), руки (Нав. 5:13; Амос. 7:7). Яхве является в обличье воина (Нав. 5:13-15), седовласого старца, "ветхого днями", в белом одеянии (Дан. 7:9,13-14; Енох. 8:7-17; ср. то же о Христе в Откр. 1:14). Все эти места следует строго дифференцировать от тех, в которых имеются лишь поэтико-метафорические антропоморфные выражения, где речь не идет о теофаниях (напр. Быт. 6:6, 8:21; Притч. 15:3; Ис. 48:13 и мн. др.). Неоправданное смешение метафор с теофаниями позволило иудеохристианским богословам вывести очередную спекуляцию, на основании которой они предписывали понимать всё, что в Библии говорится на языке антропоморфных символов о Боге, только аллегорически.

Моисей созерцал антропоморфный образ божества со спины (Исх. 33:18-23, 34:5-6). И не только Моисей, но и семьдесят старейшин Израилевых, которым было позволено взойти на гору, "видели богов Израиля (Elohi Yisrael)" (Исх. 24:10). В Числ. 12:6-8 Яхве свидетельствует, что, в отличие от остальных современных Моисею пророков, он говорил с Моисеем "устами к устам… и явно, а не загадочно, и облик Яхве он видит".

Сам Яхве не отрицает, что его можно видеть, однако предупреждает, что "человек не может увидеть Меня и остаться в живых" (Исх. 33:20; ср. Втор. 5:26). Тем не менее, для Моисея и старейшин Израилевых было сделано исключение, по поводу чего народ провозгласил: "Сегодня видели мы, что Elohim (боги) говори[я]т с человеком и сей остаётся жив" (Втор. 5:24). Такое же исключение было сделано для Иакова (Быт. 32:30), Исайи (Ис. 6:5), Гедеона (Суд. 6:22-23), Маноя и его жены (Суд. 13:22-23).


Саддукеи знали о существовании расы богов

Совершенно объяснимо, почему саддукеи отрицали существование "Ангелов" и "духов" (Деян. 23:8). Саддукеи знали, что Malakim тождественны Yhwh и что не существует никакой отдельной от Yhwh или Elohim иерархии "Ангелов". При этом они находили, что данные существа телесны и антропоморфны. Никакого отдельного существования Сатаны также не подразумевалось, ибо Сатана был не чем иным как темной стороной Яхве. В связи с этим мы можем понять, кто именно скрывается за "Ангелами", в большом количестве фигурирующими в книге Еноха, апокрифах и Новом Завете. Несомненно, они есть те, кого все народы называли "богами", поклоняясь им. И евреи не были исключением в этом ряду. Своих "богов" они именовали "Яхве", "Адонаи", "Ангелами", "Эль Шаддай" и рядом других имен. Причем Yhwh стало главным национальным собирательным наименованием богов-покровителей еврейского племени. Сами же эти боги, по-видимому, представляли иную высокоразвитую расу, манипулирующую людьми с не совсем ясными целями. Следы существования этой расы мы, опять-таки, находим в Библии.

Теогонический миф был просто скрыт составителями. В книге Бытия не указано, в какой момент и откуда появилась раса Elohim (Ангелы). Но зато много сведений об этих богах можно найти в мифах и легендах других народов.


И всё же еврейские писания упоминают Единого Бога,
но под другими именем

Тем не менее, внимание текстологов не обошла одна интересная деталь, которая была усмотрена в первом стихе книге Бытия. Весьма странным показалось то, что Быт. 1:1 начинается не с первой буквы алфавита "алеф", а со второй – "бет". В числовом эквиваленте именно "алеф" означает начало и логично было бы начать священный текст именно с неё. Была предложена реконструкция, в которой буква "алеф" стояла бы первой. В результате текст приобретал совершенно иной смысл:

ab reshit bara elohim et ha-shamaim we'et ha-arez
Отец Начала сотворил богов, Небо и Землю.

Согласно этой реконструкции раса Elohim является творением некоего Ab Reshit'а ("Отца Начала"), который, по-видимому, и есть Единый Бог Творец. Более нигде в еврейских писаниях он не фигурирует. Евреи поклонялись не Ему, а расе богов, выступающих под общим наименованием "Яхве". Что касается творения человека, то последний, согласно повествованию первых глав книги Бытия, является уже произведением этих Elohim, а не "Отца Начала".

В действительности нечто подобное мы находим в теогониях народов мира, где пантеон богов возглавляет одно Верховное Божество, творящее мир и порождающее богов. У египтян это Ра-Атум, у шумеров Ану, у вавилонян – Бэл Мардук, у финикийцев – Эл, у ассирийцев Ашшур, у иранцев Зурван, у греков Уран, у римлян Юпитер, у индоариев – Вишвакарман, Праджапати и т. д.

Итак, в Библии нет теогонии благодаря тому, что информацию об этом иудейские писцы предпочли утаить в ходе монотеистической реформы. Косвенным доказательством этого может также служить тот факт, что в Библии отсутствуют и сведения о происхождении Ангелов. Мы знаем, что раса богов Elohim это и есть Ангелы (Malakim), поэтому немудрено, что книга Бытие скрывает генезис и тех и других.


Фаллическая обрядность культа Yhwh-Elohim

В Быт. 31:51-53 есть место, которое недвусмысленно показывает, что в эпоху Авраама и его ближайших потомков, в той этнической среде, из которой они вышли, культ родовых богов был явлением заурядным. Идолами этих богов или их именами клялись при заключении договоров и в иных случаях. Именно в таком духе описан эпизод раздела территории между племенем Иакова и племенем Лавана. Бог Авраама и бог Нахора названы в Быт. 31:53 букв. "богами отцов" (Elohi abihim). Очевидно, это были разные боги. Смысл ритуала, скрепляющего договор, состоял в том, что стороны клялись богами своего рода. Участие в таком "языческом" ритуале якобы монотеиста Иакова доказывает, что последний признавал силу родового бога, покровительствующего Лавану. Причем церемония включала в себя элемент фаллической обрядности, атрибутом которой в ветхозаветной религии была клятва положением руки под "стегно" (гениталии) главы семейства (Быт. 24:2, 47:29), клятва "на конец жезла" (Быт. 47:31 по переводу XXL, в масоретском изводе заменено на "глава ложа", "навершие постели") или клятва на изображении фаллоса (pahad), что символизировало верность роду, упование на репродуктивную силу половых органов и веру в обетование о рождении многочисленных потомков. "Иаков поклялся be-pahad (т. е. "пахом", в др.-евр. обозначает также "яичко") отца своего Исаака" (в синод. перев. – "страхом"). Возможно, эта клятва сопровождалась возложением руки на небольшую статуэтку фаллоса патрона племени, которая служила в качестве фетиша (родового божка). В Быт. 31:42 на такую возможность есть намек в виде заклинания, произнесенного Иаковом в речи к Лавану: "Если бы не было со мной богов отца моего (Elohi abi), богов Авраама (Elohi Abraham) и pahad Исаака, ты бы отпустил меня ни с чем". Иаков, по-видимому, носил при себе целый пантеон фаллических фетишей, которыми клялся. То же слово pahad употребляется при описании доисторической гигантской рептилии (behemot) в Иов. 40:17 для обозначения "бедер", на которых переплетаются жилы.

Поскольку pahad в древнееврейском является синонимом слова "страх", это дало повод писцам, применяя игру слов, закодировать тайну почитания фаллоса Яхве. На самом деле во многих случаях, где применяется формула "pahad Yhwh" или "pahad Elohim", имеется ввиду "фаллос" еврейского божества. Аналогичная ситуация и с другими идиоматическими образами, обозначающими почтение к божественному фаллосу, такими как "рука Яхве" или "мышца Яхве", употребляемыми для обозначения силы, устрашения или агрессии еврейского бога в отношении иноплеменников и их богов, а также в отношении Израиля в случае его отступничества ("прелюбодейства", "блуда с чужими богами"). За такую интерпретацию говорит сексуальная символика порнографической книги Песнь Песней. Например, в 5:4-5 при описании полового акта приводятся следующие слова: "Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь приоткрытую задвижку и сердце моё забилось…" – где рука обозначает мужской член, приоткрытая задвижка влагалище, а сердцебиение – сексуальное возбуждение.


Иуда (Жид) – термин, которым евреи обозначали фаллос

Интересно, что слово "рука" на древнееврейском также располагает к литературным манипуляциям. Оно звучит как yiad и несомненно фонетически, и скорее всего этимологически, близко к именам Yhwh и Yehuda, по-видимому, обозначая мужской половой орган – уд. Поскольку звуки i-a-u в семитских и иных языковых группах считаются переходящими, то слово yiad возможно вокализовать как yiud. Более того, в семитских языках отсутствуют буквы, которыми без дифтонгов можно выразить звук "ж". Поэтому "ж" при вокализации с индоевропейских там всегда произносился с помощью "йод" или дифтонгов вроде ih (йод-хе), преобразуясь в сложный гласный. Таким образом, yiad или yid могло представлять собой не что иное как семитский эквивалент термина jid ("жид", "жуда"), обозначающий мужской половой орган, а в позднем словоупотреблении – известное еврейское колено (Иуда, Йехуда). Одна из исходных и самых ближайших этимологий всех этих терминов является слово "жизнь", "бытие", "существование" (отсюда и связь с производящей силой гениталий). Несложно заметить – значение имени Yhwh имеет самое прямое к этому отношение.

То что "жид" или "иуд" обозначает половой член, это известно из Талмуда: "Никогда не прикасайся к жиду (член) или шмора (член), когда мочишься – это первый талмудический закон воспитания детей" (Toharot, Niddah, p. 128). В переводе Эдвардса стоит "pizzle". Это редкое английское слово, которое можно отыскать только в большом словаре Merriam-Webster[7], имеет значение пениса животного. Существует теория, согласно которой термин "жид" употребляли сами евреи как ругательство в отношении "плохих" соплеменников, а окружающие переняли его и, не зная точного значения, стали обзывать всех евреев "жидами"[8].


Сексуальная символика Танаха.
Обрезание, которое является языческим
ритуальным уродованием, есть еще один элемент
фаллического культа в яхвизме

Танах изобилует сексуальной символикой при описании сношений Яхве с Иудой и Израилем. Эти сношения носят характер брачного договора или полового акта, где еврейское божество выступает в роли мужа, а колена Израилевы – Северное и Южное царства, в роли двух его жен. Город Иерусалим нередко пишется в форме женского рода ("дочь Иерусалима" или "Иерусалима"). Во всем этом ярко выделяется тот факт, что фаллический культ плодородия наложил свою печать на религиозные представления библейской литературной традиции.

Как и клятвы на фаллосах праотцов или на их фетишах pahad, равно и обрезание было установлением, заимствованным евреями из фаллических культов плодородия у окружающего семито-хамитского населения. Оно зародилось еще в эру каменного века, когда никаких евреев и в помине не было, т. к. даже много позже было принято совершать обрезание кремниевыми ножами (Исх. 4:25, Иис. Нав. 5:2-3, в оригинале "каменные ножи"). Практиковалось оно у египтян, у некоторых примитивных африканских племен, в различных ханаанских народностях, у аморреев, но отсутствовало у шумеров и вавилонян, ассирийцев и филистимлян (признак того, что эти последние имели индоарийское этнокультурное ядро). Хотя теологи-библеисты и признают, что ничего уникального в еврейском обрезании не имелось, однако пытаются придать ему какое-то особое значение в рамках иудаизма. На самом же деле вряд ли Бог Творец стал бы использовать варварскую практику, придавая ей какое-то новое более духовное значение. Существо, которое установило этот обряд среди евреев, не было Богом – это была раса Yhwh Elohim или раса падших Ангелов (Malakim). Подлинной целью обрезания в культах плодородия было сублимирование половой энергии и другие сопутствующие осложнения (психическая травма, снижение мозговой активности и т. д., что выяснено в медицине)[9]. Обрезание само по себе являлось к тому же ритуальным уродованием и, по-видимому, одновременно служило гуманной заменой ритуальной кастрации в ходе проведения оргиастических служений, установленной расой богов над людьми, видимо, в целях регулирования демографии. Так или иначе, обрезание было введено в рамках фаллического культа, смысл которого ясен – религиозное почитание органов, от которых зависит продолжение рода. И это еще одно доказательство того, что ранний иудаизм являлся культом, в котором почитание фаллоса занимало важное место, служа в то же время символическим выражением родоплеменных богов, покровителей кланов и семейств.


Фаллическая дешифровка тетраграммы Yhwh

Существует множество филологических попыток дешифровки тетраграмматона, но все они не признаны достаточно аргументированными. Из тех, что приходилось встречать, наиболее правдоподобной мне кажется гипотеза о том, что Yhwh представляет собой контаминацию мужского и женского половых органов – Yuh-Hawa[10] (отсюда окончание женского рода -h). Возможно, древняя форма Yahu, употребляемая в древнееврейских теофорных именах, имела значение фаллоса (в правостороннем прочтении – hay или huy; в греч. языке huios значит "сын"). По крайней мере это вполне вписывается в рамки теории фаллического культа Яхве и нисколько не противоречит интерпретации тетраграммы как "Сущий", "Живущий" и т. п. Если Yhwh действительно является производным от семитского глагола "быть" или "давать бытие", то это служит еще одним подтверждением того, что акцент мог ставиться на репродуктивные способности этого божества, т. к. давать жизнь, бытие может только тот, кто обладает женским и мужским началами одновременно, что справедливо сказать в отношении расы Yhwh-Elohim. Итак, Яхве-Элохим – те, кто дают жизнь посредством половых органов. Таково вероятное значение имени в фаллическом культе иудаизма.

Очевидно, что это имя сформировалось тогда, когда на Земле существовала бесполая раса, и оно было введено, видимо, как детерминизм. Давать жизнь – прерогатива только богов, бесполые же ("евнухи") не имеют в себе жизни, т. к. не обладают репродуктивными функциями. О существовании бесполых людей упоминал Христос под видом "скопцов, рожденных такими от чрева матери" (Мф. 19:12). Шумерские и иные мифы рассказывают, что вначале были сотворены люди, не могущие размножаться. Но это не единственная возможная интерпретация. Также значение "Сущий", "Живущий" может указывать на творческие функции расы Elohim. "Боги" сотворили людей, поэтому они те, кто дают жизнь.

В индоиранских религиях эквивалентом Яхве служило имя Асу-Ра или Аху-Ра, что значит "Имеющий в себе жизнь". Расу богов в индуизме и зороастризме именовали Асурами (Сущими). Во многих религиях глава пантеона или боги низшего ранга назывались в разных формах производными от глагола "жить": Зевс, Теос, Тиу, Дэв и др. – все эти теонимы восходят к одному ностратическому корню[11].


Ранний иудаизм – заурядный языческий политеизм,
не отрицающий реального существования иных богов

Одним словом, ранний иудаизм представлял собой заурядный языческий политеизм в самой примитивной форме. Еврейское племенное божество, покровитель рода Авраама, вовсе не представлялось единственным. Родовые боги евреев, персонифицированные в отчасти фольклорной личности Яхве, не были исключительным явлением наряду с другими богами, патронами иных народов, и их существование не отрицалось.

Это хорошо понимал апостол Павел, отлично знавший иудейскую традицию. Он писал:

"Ведь ежели и существуют так называемые боги, в Небе ли или на Земле, как существует много богов и господов много, но у нас один Бог Отец, из которого всё" (1 Кор. 8:5-6).

Монотеизм по мнению христианского учителя не исключает существования иных богов! Апостол заповедует чтить только Отца, но не богов, хотя они и существуют.

Мысль, заложенная в еврейской Библии, будто Яхве является единственным живым Богом, в то время как боги народов – мертвые идолы и по сути не существуют, будучи выдумкой, есть следствие переосмысления ранней традиции почитания родоплеменных богов, когда в ходе последующей монотеистической реформы племенной бог-покровитель Израиля был не только возвышен над прочими богами народов, но и сделан единственным – возведен до уровня единого и единственного Творца вселенной. Но, как мы убедились, Танах таит в себе атавизмы более древней традиции почитания родоплеменных богов, еще до того, как на смену ей пришла идея монолатрии[12].

Постепенно, однако, у евреев стал формироваться взгляд на своё божество как на наиболее могущественное и сильное среди прочих. Но генотеистическая монолатрия (поклонение одному богу в моноэтнической среде) это еще не абсолютный монотеизм в общеизвестном понимании, это не отрицание других богов. Много доказательств этому мы, опять же, находим в Библии.


Прение Моисея с египетскими чародеями
доказывает существование иных богов

Убедительной иллюстрацией может служить эпизод в книге Исход гл. 7, в котором описано прение Моисея с египетскими мудрецами и чародеями. В первом же стихе Моисей получает регалии "бога". Возможно, потому, что Моисей сам принадлежал к расе Elohim, будучи потомком расы богов (его еврейское происхождение – выдумка, которая опровергается историческими данными Манефона[13]). Его брат с ярко выраженным арийским именем Яруна (Аруна, Аржуна; в гебраизированном варианте, с добавлением священной буквы "хе" – Aharon) назначается в пророки "богу" Месу. Яхве дает им магические жезлы, которые представляли собой, вероятно, полифункциональные высокотехнологичные устройства, коими обладала раса Elohim. Эти жезлы (евр. rod) изображены на стенах египетских храмов в большом количестве в руках богов и фараонов. При ударе оземь они приходили в движение, напоминая извивающихся змей. И вот, когда Месу и Яруна продемонстрировали "чудо" перед фараоном и его двором, это ни у кого не вызвало никакого особенного удивления. Египетские волхвы обладали теми же самыми жезлами, умеющими превращаться в змеев, что и было продемонстрировано. Спрашивается, откуда египетские чародеи взяли аналогичные жезлы, если постулируется, что только Яхве, единственный в мире "Бог Всемогущий", мог дать их исключительно своим избранникам? Вывод напрашивается сам собой – египетские волхвы получили эти жезлы от той же расы Elohim, т. е. от других богов, против которых враждовал бог (или группа богов), скрывающийся в иудейских писаниях за табуированной кодовой аббревиатурой Yhwh.


Змеиные жезлы Тота. Изображение из храма Абидоса.
Головы змеев представляют собой головы Осириса и его сына Гора.






Изображения жезлов из того же храма в Абидосе,
по которым можно сделать вывод об их техногенных свойствах


В свете монотеистической теории логичнее было бы описать прение совсем в другом ракурсе: Моисей и Аарон приносят магические жезлы, демонстрируют никем доселе невиданное чудо и психологически сражают наповал фараона и всю его свиту. Однако, фокус оказался вполне заурядным явлением. Он, прямо скажем, не впечатлил. И не столь важно, что, как сказано далее, "жезл Аронов поглотил их жезлы". Это – всего лишь демонстрация силы Яхве, но не отрицание существования других богов.

Далее сообщается, что теми же жезлами избранники Яхве совершили чудо претворения воды в кровь – одним словом, произвели какое-то биохимическое заражение рек и источников. Затем этими же жезлами, опустив их в воду, вывели жаб, а ударив о персть земную произвели вредоносных насекомых. И каждый раз "волхвы египетские чарами своими делали то же". Магическое соревнование продолжилось. И здесь уже не говорится о первенстве Яхве над другими богами. Фараон был верен своим богам-покровителям и не желал признавать силу Яхве. Бесспорно, фараон знал, что Яхве – всего лишь один из богов и далеко не всемогущ, чтобы его бояться и поверить с полуслова его пророкам. Также очевидно, что спор происходил на более высоком уровне, чем простой спор людей: война велась между очень могущественной расой богов, где люди использовались в качестве некой "разменной монеты". И эти боги из плоти и крови вели свою тайную деятельность за спинами правителей, жрецов и пророков. Боги управляли и манипулировали ими, преследуя какие-то свои амбициозные планы, о которых человечество не имело представления.


В итоге победителем вышел Яхве, продемонстрировав всю свою мощь невероятных знамений. Но это, конечно же, не являлось всемогуществом. Это было техногенное воздействие на силы природы или использование их с помощью неизвестных технологий. Уровень технического оснащения загадочной расы Elohim позволял проделывать столь ошеломляющие, как казалось, "фокусы", которые в глазах людей представлялись божественными чудесами. За всем этим стояли религия и культ, которые призывали к слепому повиновению и имели целью зомбирование сознания.


Еще доказательства из Танаха 
о существовании расы богов

Продолжу примеры. В Суд. 11:24 сообщается о том, что границы разных народов находятся под покровительством их национальных богов. В своём послании к князю аммонитян израильский судья Иеффай заявляет:

"Не владеешь ли ты тем, что дал тебе Хамос, бог твой? И мы владеем всем тем, что дал нам в наследие Яхве, бог наш".

В ряде других мест иудейский бог предстает перед нами или главой пантеона или же возвышается над богами народов (Пс. 49:1, 94:3, 96:9, Дан. 11:36). Причем попытка теологов-библеистов представить эти места всего лишь метафорами монотеистической доктрины выглядит натяжкой.

В Пс. 44:7-8 говорится о помазании "богов богами" (mesaha-ka Elohim Elohi-ка) больше чем других "сотоварищей" (haberi). Если под Elohim разуметь Yhwh, что и имеется ввиду, то непонятно, что за "сотоварищи" были у "Бога Единого" с идентичным именем Elohim, если реальное существование других богов евреями категорически отрицалось?

В Пс. 82:1 сказано:

"Elohim (боги) предстал[и] в сонме Эла (El),
он среди богов (Elohim) рассудил".

Снова очевидно намеренное рассогласование глагола, чтобы затемнить смысл. Но даже в такой редакции получается, что Elohim это какое-то младшее божество в целом сонме богов, которых судит верховный Эл. Согласно же иудейской теологии El и Elohim – имена одного и того же Яхве. Но как тогда Элохим мог предстать в сонме Эла?

Это место напоминает отрывок книги Иова, где "сыны богов" (bеni ha-Elohim) в назначенный день приходили "предстать пред Яхве", причем между этими "сынами богов" являлся и ha-Satan (Сатана) (Иов. 2:1). При сопоставлении этих мест видно, что bеni ha-Elohim соответствуют самим Elohim – богам, которые входят в некий совет, пантеон, возглавляемый верховным божеством (Yhwh). При этом Сатана, как и остальные "сотоварищи", тоже является "сыном богов", т. е. принадлежит к одной и той же с ними расе Elohim. В Пс. 82:6, обращаясь к сонму "сынов богов" Эл говорит:

"Я сказал – вы боги (Elohim) и сыны Вышнего (bеni Elyon) все вы".

О сынах богов следует поговорить отдельно. Пока же хотелось бы подчеркнуть, что эти места неопровержимо доказывают веру древних евреев в существование других богов, а также в то, что они составляли реальный, а не мифический пантеон – нечто вроде парламента с председателем, который носил соответствующую титулатуру – El Elyon ("Бог Вышний"), El Elohim или El Elim ("Бог богов") и т. д.


Следы языческого поклонения в иудаизме

В иудаизме мы повсюду наблюдаем следы языческого поклонения, самого грубого мракобесия, и даже чисто языческие представления о самом Яхве – якобы Едином Боге Творце. Это видно как по элементам ближневосточной мифологии, проникшим в тексты Танаха, так и по характерным обрядовым предписаниям Закона Моисеева. Прежде всего нужно выделить кровавую составляющую культа. Кровь в обрядах иудаизма стоит в центре богослужения. Поклонение Яхве невозможно без принесения крови. С нею проделывали множество самых диких и странных манипуляций: ею окропляли, мазались сами и обмазывали различные культовые предметы, собственные жилища, сосуды, проливали на жертвенник или у его подножия, процеживали (yimmaseh), мазали роги алтаря, кропили крышку ковчега и проч. Причем кровавый ритуал сопровождался какими-то весьма странными действиями с неизвестным смыслом. Например, кровью овна мазали край правого уха, большой палец правой руки и большой палец правой ноги первосвященника или проходившего очистительный обряд (Лев. 8:23, 14:14). Согласно чину очистительного обряда производили и вовсе какую-то сумасбродную и суеверную операцию: живую птицу окунали в кровь птицы, принесенной в жертву над проточной водой, и отпускали в таком виде на волю (Лев. 14:6-7, 51-53). Разумеется, все эти предписания даны в Торе от лица Яхве. Это служит только лишним подтверждением, что данный персонаж к Богу отношения не имел, потому что даже с серьезными психическими отклонениями очень трудно себе представить, чтобы Бог мог даровать людям подобные кровавые, откровенно идиотские законы.

Не менее языческими выглядят и различные сожжения, заколения, расчленения, поедания и потрясания частями тел убитых в честь Яхве животных. Причем Яхве "обоняет" различные "приятные благоухания", питается испарениями крови и дымящейся плоти, и тем самым "умилостивляется", как любое из языческих божеств. Яхве нужна кровь. За ширмой разного рода лукавых отговорок явственно проступает желание Яхве самому употреблять кровь в пищу. Именно поэтому её заповедуется выпускать из жертвы полностью и выливать к подножию алтаря, что достигается только продлением агонии заколаемого животного. На поедание крови накладывается табу под предлогом учения о концентрации в крови жизненной энергии (что имеет аналоги в шумерской мифологии). Таким образом, питаясь испарениями крови, Яхве символически поглощал жизнь умирающих на алтаре существ.

Всё это, надо признать, очень роднит еврейский культ с культами самых людоедских и примитивных народностей Африки, Америки, Азии и Океании. И какие бы толкования и софистические приемы не предлагались в попытке дать некие изощренные спиритуально-аллегорические объяснения кровавых иудейских обрядов и как-нибудь их охристианизировать, никто так и не смог придти к единому знаменателю в истолковании их сакрального смысла. Потому что смысл этот погребен под мощным пластом утраченных языческих верований неолитической эпохи. Тора лишь компилирует широко распространенные в древнем мире кровавые ритуалы, смысл которых не трудится объяснить или по причине их обыденности, или же скрывая их значение от непосвященных.


Сатанинская суть Танаха

Итак, нужно честно ответить на вопрос: кому и зачем была нужна кровь в иудейском ритуале? Что это за религия, в которой всё "вертится" вокруг крови, мучений и смерти? Что за "бог" стоит за таким культом?

Поскольку Богу истинному, Единому Творцу вселенной, кровь не нужна ни в каком виде, и это ясно как белый день любому здравомыслящему человеку, то остается один ответ: она нужна Сатане, а религия, которая во главу угла ставит пролитие крови и мучительные убийства на алтаре, является сатанизмом. И мы знаем, кто именно скрывался за этим Сатаной – то была раса Elohim, точнее та "падшая" часть её, которая доставляла людям массу неприятностей и вела и ведет до сего дня скрытую враждебную против них политику – политику эксплуатации, рабства и массового уничтожения.

Несомненно, культ яхвизма на начальной стадии был каннибальским. Приношения животных пришли на смену открытому приношению людей в процессе реформирования обряда[14]. Тем не менее, как известно, ритуальные убийства людей с употреблением их крови в иудаизме продолжаются и эта традиция скорее всего идет с самой глубокой древности, будучи отголоском архаической практики человеческих жертвоприношений у семитов.

Семья Авраама, как и весь клан Нахора, была безусловно людоедской. То, что заколалось, всегда употреблялось в пищу. Поэтому жертвоприношение Исаака по идее должно было закончиться поеданием его трупа Авраамом. Неудивительно, что противоестественное требование Эль Шаддая не вызвало у Авраама никакого отвращения, потому что было делом обычным. Нисколько не смутило "отца всех верующих" и то, что убить и съесть нужно было единственного сына – первенца от законной жены и наследника рода. И это тоже было "в порядке вещей". Так, видимо, было принято когда-то в роду и у окружающих диких племен.


Изготовление оракулов терафим
из засушенных голов
зверски принесенных в жертву людей

Изуверство авраамитов подтверждается также изготовлением ими "терафим" – особых идолов, которые делались из засушенных голов людей, умерщвленных крайне жестоким и изощренным способом. В книге проф. Д. А. Хвольсона "Die Ssabier und der Ssabismus", СПб. 1856, рассказывается о ритуальных убийствах в семитском культе ссабиев. Ссабии не только приносили человеческие жертвы, но и преимущественно выбирали для этого знатных лиц и детей. Кроме того, ссабии изготовляли из этих жертв головы, которые давали предсказания и назывались teraphim. Этот культ голов восходит к архаической эпохе и был распространен у семитов еще во времена еврейских патриархов.

В Библии "терафим" упоминаются неоднократно. Как правило, комментаторы дают безобидные объяснения – мол, "терафим" это небольшие семейные изображения духов-покровителей очага. Но практика ссабиев показывает, что на самом деле это были специально изготовленные головы принесенных в жертву людей, умерщвленных по особому ритуалу. Отделение головы производилось путем размягчения тела в бассейне, наполненном маслом и снадобьями. Жертва находилась в ней в течение года, и когда сочленения расслаблялись, голова аккуратно отделялась от тела и высушивалась.

В Мишне, гл. 36 рабби Элиезер поясняет, что такое терафим:

"Закалывали человека, родившегося первенцем и отрывали голову его и солили её в соли и в масле, и писали на золотой пластине название какой-нибудь нечисти и полагали эту пластинку под язык головы. Затем полагали голову к стене и возжигали перед ней лампады, и простирались перед нею, и так говорила с ними эта голова. – А из чего вытекает, что терафимы говорили? Из того, что сказано: "Терафимы говорят пустое" (Зах. 10:2). Потому-то похитила их Рахиль, чтобы они не оповестили Лавана, что Иаков бежал".

Изготовление и почитание "терафим" сопровождало культ яхвизма на протяжении всей истории, начиная от патриархов (Быт. 31:30-34, Суд. 17:5, 1 Цар. 19:13, в синод. перев. оригинальное "терафим" откровенно жульнически заменяется на "идолы", "статуи"). Пророк Осия с сожалением говорит, что за грехи Израиль долгое время будет оставаться "без царя и без князя и без жертвы, без жертвенника, без ефода и терафим" (Ос. 3:4). Очевидно, терафим составляли неотъемлемую атрибутику яхвизма.


Жертвы Азазелу

Еще один след языческого поклонения и одновременно политеизма можно видеть по предписанию Торы приносить жертвы богу пустыни Азазелу. В Лев. 16:7-10 описан ритуал принесения в жертву двух козлов. Вот как звучит буквальный перевод с иврита этого места:

"И возьмет двух козлов и поставит их перед лицом Яхве у входа скинии собрания; и бросит Аарон об обоих козлах жребии: один жребий для Яхве, а другой жребий для Азазела; и приведет Аарон козла, на которого вышел жребий для Яхве, и принесет его в жертву за грех, а козла, на которого вышел жребий для Азазела, поставит живого пред Яхве, чтобы совершить над ним очищение и отослать его в пустыню для Азазела".

В синод. перев., опять-таки, искажено: "для Азазела" заменено на "для отпущения".
Согласно енохической традиции Азазел являлся предводителем падших Ангелов, "совращавших" людей, учивших их наукам и ремеслам. За это преступление Азазел был "связан" и "положен во мрак" навсегда (Ен. 8:1-2, 10:4-6). Само имя "Азазел" восходит к слову "эз" – "козел", и подразумевает значение бога-козла[15].


Жертвы Саккуту

Еще одно интересное место находится у Амоса 5:25-26. Пророк задает риторический вопрос:

"Приносили ли вы Мне жертвы и хлебные дары в пустыне, в течение сорока лет, дом Израилев?" –

и отвечает от лица Яхве:

"Вы носили скинию Молоха (et sikkuth malkekim) и звезду бога вашего Ремфана, изображения, которые вы сделали себе".

Но это вновь неточный перевод. Более детальное исследование показывает, что sikkuth (переводимое как скиния, скит) на самом деле есть sakkuth – имя ассирийского бога Адара, астральным символом которого является Сатурн. В тексте планета обозначена словом kyion, что соответствует ассирийскому kaaivanu (в переводе LXX – "Ремфан"). Оба названия, относящиеся к Адару, встречаются в ассирийских гимнах. В этом случае malkekim следует переводить не как "Молох", а как "царь ваш". Malkekim тождественно Malakim, под именем которых в Танахе обозначена раса Ангелов. Корневая основа Malak не имеет никакого отношения к глаголам "посылать" или "оповещать". Это эллинизированная интерпретация Септуагинты. Malak – раса правителей. Соответственно финикийский культ Молох, перенятый израильтянами, это поклонение расе правителей, расе богов.

Так или иначе, но судя по конструкции речи пророка, израильтяне в пустыне не поклонялись Яхве, но служили идолам ассирийского бога Адара, ангелу Malak, причем это происходило на протяжении всех сорока лет их странствий[16]. Таким образом культ Яхве как Единого Бога Творца пришел им на смену гораздо позже. Хотя изменились только атрибутика, ритуальная часть и богословие, на самом же деле культ Молох и культ Яхве – одно и то же поклонение расе Ангелов, неким царям, высокоразвитым существам, правящим людьми. Непонятно только одно – как ассирийские идолы попали к беглым египетским рабам? Не был ли это типичный случай синкретизма? Однако, лучше этот вопрос предоставить на разрешение профессиональным историкам и религиоведам[17].


Поклонение Элю аморейскому

Еще более древним божеством, которому поклонялись евреи, являлся El Shaddai. Это имя часто переводится как "Бог Всемогущий", но такой перевод неверен. Shaddai есть производное от глагола shadad, что значит "грабить", "насиловать", "опустошать". Известно, что клан Авраама вышел из семитского племени амореев-сутиев[18], которые почитали El Shadu или El Amurru ("Эля аморейского"). На основании указания в Чис. 24:17 можно сделать вывод, что это божество тождественно их предку-эпониму, известному под именем Шет. Сутийско-аморейское происхождение Авраама писцам было хорошо известно, но противоречило представлению о проклятии этого народа, якобы происходящего от Ханаана (Быт. 10:15-16). Пришлось подчищать. Поэтому во Втор 26:5, путем перестановки двух букв (amr-arm), род Авраама превращается в "арамеян", что, в свою очередь, породило новое противоречие с официальной родословной Авраама, не связанной с линией Арама. Как и амореи-сутии, евреи тоже почитали Шета своим предком (в синод. Библии – Сиф). В аморейско-сутийских антропонимах встречаются такие имена как Yahwi-Ilum и Yahwi-Hadad (Яви-Илум, Яви-Хадад), что проливает свет также и на генеалогию Yhwh. Тем не менее, имеется указание в Исх. 6:3 (ср. Быт. 17:1), что культ Yhwh пришел на смену культу Эля аморейского только со времени Моисея. По-видимому, "завет" Моисея представлял собою реформу "завета" Авраама.

Ближайшей этимологией Шета и El Shaddai нужно, конечно, признать имя египетского божества Сета, который в позднеегипетской мифологии считался покровителем переднеазиатских племен, враждебных Египту, богом смерти, хаоса, беспорядка и разрушения. В угаритском пантеоне его аналогом был Муту (Мот), а в греческом – Тифон. Именем shedim в древнееврейском принято обозначать злых духов, бесов. Таким образом, под именем El Shaddai скрывается вовсе не Бог Всемогущий, а демон, позже объединенный с Yhwh.


Сатана – тёмная ипостась Яхве

Неслучайно в наиболее архаическом пласте Библии Satan, один из beni Elohim книги Иова, представлен тёмной ипостасью Yhwh, а не отдельной личностью. Прекрасным примером этого является рассказ книги Чисел о Валааме. В буквальном переводе он выглядит так:

"И воспылал гнев Elohim за то, что он пошел, и стал Ангел Яхве на дороге как Сатана для него (badderek le Satan lo wehu)… И сказал ему Ангел Яхве: за что ты бил ослицу твою вот уже три раза? Я вышел, чтобы быть как Сатана (le Satan) тебе, потому что путь твой не прав предо Мною" (Числ. 22:22,32).

Еще одно место выводится из сравнения 2 Цар. 24:1 и 1 Пар. 21:1. Во 2 Цар. Яхве гневается на израильтян и возбуждает среди них Давида сказать: "Иди, исчисли Израиля и Иуду". Зато в 1 Пар. это делает Сатана: "И восстал Сатана на Израиля и возбудил Давида сделать счисление израильтян". Один и тот же персонаж назван в одном месте Яхве, а в другом Сатаной. В синод. перев. местоимение "он" намеренно поставили со строчной буквы, полностью исказив смысл отрывка и персонифицируя гнев, который якобы возбудил Давида сделать перепись. Но всё это выглядит не очень удачным ходом, потому что гнев Яхве неотделим от Яхве. Гнев не существует сам по себе, гнев – это эмоциональная рефлексия Яхве. И таким образом выходит, что этот гнев Яхве послужил причиной того, что Он (Яхве) вложил Давиду мысль поступить небогоугодно. Мы видим снова, что Яхве здесь выступает в роли Сатаны, и что Сатана это его тёмная ипостась, называемая "гневом", неотделимая от личности Яхве.

Добро и зло исходят из единого начала – от Яхве. "Я образую свет и творю тьму, делаю благо, и творю зло; Я, Яхве, делаю всё это" (Ис. 45:7; синод. перев. здесь также неточен и смягчен). Занимательно, что во фразе "творю зло" звучит тот же самый глагол bara, который применяется при описании акта творения мира в первых строфах книги Бытия.

Такое представление о едином источнике добра и зла просматривается во всем древнейшем литературном слое Библии, где Сатана неотделим от Яхве. Особого внимания в этой связи заслуживает книга Иова – один из самых архаичных текстов на еврейском языке. Хотя в пролог помещены сюжеты с участием Сатаны, который соревнуется с Яхве, испытывая праведность Иова, последний явно ничего не подозревает о том, что бедствия, свалившиеся на его дом и его голову, имеют какое-либо отношение к деятельности Сатаны. Ни сам Иов, ни его жена, ни друзья не видят в Сатане источника или возбудителя зла. Все свои несчастья Иов приписывает Богу (Иов. 16:7-17, 19:6-13). И даже в одной сцене, где появляется Сатана, Бог говорит ему такие слова: "Ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно" (2:3). Современная библейская критика справедливо отвергает подлинность пролога (гл. 1-2) и эпилога (42:7-17) как поздние интерполяции, сделанные с целью приписать Сатане действия Яхве. В них Сатана это некое подчиненное существо, наряду с другими "сынами Божьими" выполняющее волю Яхве и отчитывающееся перед ним. Но на самом деле эти диалоги Бога с Сатаной символизируют некую внутреннюю борьбу и сомнения Яхве в самом себе, где спорят и пререкаются его тёмная и светлая ипостаси, позже превращенные писцом-дуалистом в две независимые противоборствующие индивидуальности. И действительно, в первых и последних главах книги Иов совсем не тот, каким представлен в основной части поэмы. В начале и конце повествования у Иова нет даже тени протеста против Божьей воли. Особо подчеркивается, что Иов "не произнес ничего неразумного о Боге" (1:22). В то время как в других частях Иов постоянно осуждает Бога и спорит с ним, даже богохульствует, в чем упрекает его сам Яхве (38:2, 40:3) и его друзья, призывающие его раскаяться. Если изъять из пролога сцены с появлением Сатаны и некоторые другие явно привнесенные детали, то мы увидим события так, как их видел сам Иов. Также имеются и очевидные различия в стиле и языке между прологом и эпилогом с одной стороны, и основной частью с другой. Например, для вставок характерно использование имен Яхве и Elohim (несколько раз), в то время как на всем протяжении книги употребляются божественные имена в формах El или Eloah. Т. е. редактура принадлежит перу J – "яхвисту" (по-видимому, с последующей "жреческой" обработкой P). Благодаря этому в Библии появились черты дуализма, не присущие ей в ранних редакциях.

Несомненно, этимология Satan восходит всё к тому же египетскому божеству Сету (Сетху). То есть Яхве это и есть Сатана. Еще раз подчеркну, что в космогонической части книги Бытия ничего не говорится о происхождении Сатаны и "падших" Ангелов. Очевидно, это и были Elohim, сотворившие людей. Именно поэтому проблема Сатаны там умалчивается. "Змей", соблазнивший в Эдеме первых людей, выступает всего лишь в качестве "мудрейшего из всех зверей", т. е. животного, который за своё преступление обрекается на пресмыкание по земле.

Сатана как индивидуальная персонификация, противостоящая Яхве, появляется только в послепленном иудаизме, скорее всего под влиянием зороастризма, и попадает в канонические книги Танаха на этапе их окончательной кодификации, завершившейся не ранее III-I в. до Р. Х.


Матриархальные атавизмы в Танахе

Языческий след в раннем иудаизме хорошо виден на примере архаических матриархальных атавизмов, выраженных в наличии женских окончаний божественных имен. Во всех вульгарных изданиях по библеистике никак не объясняется разница в написании, например, имен El и Eloah (как вариант – Elh[19]), которым присваивается одно и то же значение – "Бог". Считается, что это якобы просто разные формы имен одного и того же персонажа. На самом же деле Eloah это женская форма имени El. Буква "he" на конце – классическое окончание жен. рода в древнееврейском языке, и при иноязычных вокализациях может произноситься как "а", где такое окончание для жен. рода типично. Впрочем, филологи упорно отрицают этот факт, ссылаясь на то, что все предикаты (глаголы, прилагательные) и местоимения, относящиеся к Eloah, в Танахе стоят в форме муж. рода. Поэтому считается, что, вопреки окончанию, Eloah является якобы просто одним из вариантов муж. рода, восходящих к различным семитским диалектам.

Однако здесь мы сталкиваемся с тем же самым явлением позднейших тенденциозных конъектур в ходе реформы по удалению языческих атавизмов в еврейских писаниях. То же самое мы наблюдали и с предикатами к множественному числу имен Elohim и Elim, которые также являются производными от жен. и муж. родов соответственно. Более того, специалисты указывают на женскую форму имен Adonay, Zebaoth и Yhwh, а также на наличие женской персонификации Яхве под именем "Hokhma" ("Премудрость"), которая в учительных книгах представлена не столько в качестве ипостаси Яхве, сколько как совечное ему божество, участвующее в акте творения (Притч. 8:22-31).

В христианской адаптации Ангелы описываются как существа бесполые, а изображаются они в виде женоподобных юношей, что наводит на определенные размышления. Это основано на словах Иисуса, которые передают синоптические Евангелия (Мф. 22:30 и Мк. 12:25). Однако у Луки нет прямого указания на связь с бесполостью Ангелов. Если Мф. и Мк. ангельским состоянием считают безбрачие, то Лука проводит параллель ангелоподобия с "бессмертием". В воскресении люди "умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божьи" (Лк. 20:36-37). Чтение Луки нужно признать аутентичным, потому что Иисус не мог не знать того факта, что т. н. "Ангелы" или Malakim – существа из плоти и крови, способные к размножению[20]. Именно в чтении Луки подчеркивается, что эти Malakim соответствуют beni Elohim – "сынам божьим" (расе богов), а если быть совсем буквоедами, то – "сынам богинь"[21].

Нужно ли отсюда сделать заключение о том, что у древних евреев на заре их истории или же в той этнической среде, откуда они вышли, существовал гипертрофированный матриархат с почитанием божеств в женской ипостаси? – По-видимому, да. Иначе не объяснить, откуда взялись эти женские имена. Это напрямую касается и имени Yhwh, которое, как уже было сказано, имеет окончание женского рода (Яхва). Во всех мифологиях мира фигурируют божества как мужского, так и женского родов. Они женятся и выходят замуж, прелюбодействуют, совершают противоестественные соития, а также спариваются с людьми, порождая гибридов (не отсюда ли и имя евреев hibri?). Иудейская традиция не выпадает из этого ряда. И это служит еще одним доказательством того, что иудейский монотеизм – явление неисторическое. У этого пресловутого монотеизма имеется очевидная древняя политеистическо-матриархальная изнанка. Исходя из морфологии имен и некоторых контекстов Библии, данный факт можно считать научно обоснованным.


Капище Соломона
и прочее псевдоеврейское "культурное" наследие

Что касается Храма Соломона в Иерусалиме, то ничего оригинального еврейского в нем не было. Это был аналог ханаанских святилищ, построенный по финикийскому проекту финикийских архитекторов, при помощи финикийских строителей (3 Цар. 5:17-18, 7:13-14). Его отличие от других храмов древности состоит в том, что если в тех реально производились астрономические расчеты при помощи специально сконструированных приспособлений и особым образом спланированных сооружений, то в храме Соломона совершались исключительно кровавые оргии жрецов. Очевидно, этот муляж был сделан на заказ примитивным народом, вожди которого хотели выглядеть цивилизованными и прогрессивными, и хотя бы по видимости не отставать от окружающих высоких цивилизаций, сохранивших у себя сооружения богов. У евреев не было собственного календаря, они использовали сначала ханаанский календарь, а затем перешли на вавилонский – аналог лунного Ниппурского календаря. Это говорит о том, что сами они никогда не занимались астрономическими наблюдениями и расчетами, но приватизировали уже готовые образцы. Израильский бог (а скорее всего сами евреи от его лица) провозглашал запреты на "служение воинству небесному" (Втор. 4:19), что в переводе на научный означает занятия астрономией. Итак, иудейская религия была категорически против таких опытов и вычислений. Потому что евреи этого делать просто не умели и не хотели. У них никогда не было никаких "звездочетов", т. е. ученых астрономов. Легче было взять и использовать уже готовые образцы, а наблюдения за небом предоставить "язычникам", которых они хулили и унижали, но при этом пользовались их научными достижениями, которые те унаследовали от расы богов (в терминологии книги Еноха – "Ангелов"). Библия просто пестрит разнообразными астрономическими числами и астрологической символикой, но теологи упорно смыкают глаза, не желая это увидеть и правильно истолковать.

Но вернемся собственно к планировке и конструкции Иерусалимского Храма. Подобный план храмовых сооружений связывается с постройками II тыс. до н. э. в Ханаане и Северной Сирии. Археологи указывают на безусловные прототипы Соломонова храма в среднем бронзовом веке Эблы, Мегиддо, Сихема и на сохранение того же плана в последующий период, что документируется храмом VIII в. до н. э. в Телль Тайнате (Ассирия), а также храмом в Телль Мумбакате.

Подчеркивается сирийский и финикийский характер орнаментальных мотивов и многочисленных металлических, деревянных и др. изделий, упомянутых при описании Храма Соломона, что дает право ученым утверждать, что "храм носил полностью финикийский характер". Две орнаментальные медные колонны Яхин и Боаз, стоявшие у фасада Храма, несли конструктивную функцию, которая характерна также для египетских храмов (например в Фивах), храма в Асоре и ряда месопотамских аналогов, для которых типична установка двух столпов с кольцами перед входом. Похожие башни с зубчатыми венцами стояли по обе стороны ворот ассирийской столицы Ашшура, служа целям астрономических наблюдений.

Очевидно, кольца или зубчатая верхняя часть заменяли ступени зиккуратов и "окна" каменных обсерваторий. С их помощью можно было производить разнообразные замеры движения небесных тел. В "Текстах пирамид", описывающих загробное путешествие фараона, фигурируют два столпа Djed, которые обрамляют "двери в небеса". Интересно, что башни Яхин и Боаз на реконструкциях изображают тоже зубчатыми, но у евреев зубцы носили уже скорее чисто декоративный характер.

 В настоящее время ученые реконструируют Иерусалимский Храм на основании ханаанских аналогов. Но не только. В книге пророка Иезекииля дается подробный план и описание храма, который уже существовал в том месте, куда пророк был перенесен на металлической колеснице, охваченной пламенем и подробно описанной в гл. 1 упомянутой книги. Показанный образец должен быть положен в основу реконструкции Второго Храма. В это время первый Иерусалимский Храм был разрушен, значит пророку продемонстрировали какое-то другое святилище, к которому он был отнесен в "вихре". Археологам удалось установить, что таковым вполне мог быть храм в Чавин де Хуантар, развалины которого находятся в южноамериканских Андах!

"Многие ученые отмечали поразительные совпадения ряда деталей между Чавином и библейским описанием. И прежде всего отмечалось, что Чавин расположен очень высоко в горах — на высоте 3476 м (равно и Иезекииль вознесен "на весьма высокую гору" для созерцания построек). Второе обстоятельство — это то, что Чавин точно ориентирован на стороны света так, что его главные ворота смотрят на восток, именно так, как описывает Иезекииль. Наконец, Иезекииль видел реку, которая протекала из-под южного порога храма, текла на восток и, наконец, впадала в море. При раскопке в Чавине была обнаружена сеть подземных каналов, при помощи которых вода забиралась из реки Вачекса, проходила через селение и впадала в реку Мосна, огибающую бассейн на его южной стороне. Затем эта река впадает в реку Пучка, та, в свою, очередь впадает в Маранон, а та, наконец, в Амазонку, текущую на восток и впадающую в море, точно так, как это описано у Иезекииля"[22].


Руины храма в Чавин де Хуантар.
Замеры показывают идентичность
этой постройки храму Иезекииля.

Относительно устройства алтаря Иерусалимского Храма тоже всё очень занимательно. Оказывается он также отнюдь не оригинален и вероятно представлял собой муляж некоего устройства с астрономическими функциями. Подобный инструмент мог устанавливаться на главном алтаре открытого храма и назывался gnomon (букв. "знаток"), состоя из ступеней, служащих солнечными часами, в которых время указывала отбрасываемая тень, поднимавшаяся или спускавшаяся по этим ступеням. Наверху гномона располагались четыре "рога" (древнеевр. "keren", означает также "угол" и "луч", что указывает на связь с астрономией). Изображения, подтверждающие такую возможность, были найдены в зиккуратах Шумера. Жертвенник Храма Соломона мог представлять собой не что иное как ступенчатый зиккурат в миниатюре, на вершину которого по ступеням поднимались жрецы, чтобы производить астрономические расчеты. Будучи просто муляжом для кровавых жертвоприношений, еврейский алтарь, безусловно, не годился для небесных измерений или солнечных часов, но символически сохранял основные конструктивные принципы гномона.

Нельзя не упомянуть и функции в рамках финикийского культа Молох таинственного "медного моря", стоящего на 12 медных быках (тоже астрономический символ). Под этим гигантским котлом иудейские жрецы разводили огонь, от которого раскалялись "море" и быки, производя ужасающее подобие раскаленных углей.

"Принадлежностями медного жертвенника Соломона были десять так называемых подстав, которые имели вид вагонеток с кузовом размером около 2х2х1,5 метра. Предположительно сверху на вагонетки устанавливались котлы объёмом более полутора кубометров. Считается, что эти конструкции якобы употреблялись для омовения трупов жертвенных животных, но в технологии иудейского жертвоприношения такой операции попросту не было. Процесс жертвоприношения в эпоху Ахаза состоял из заклания, восприятия крови в сосуд, вознесения крови к алтарю, окропления ею алтаря. Для всесожжения туша после этих же процедур возлагалась на жертвенник. Так как царь Ахаз, истребляя культ молоха в Иерусалиме, вместе с разорением медного жертвенника Соломона сокрушил и медные вагонетки, то очевидна их причастность к людоедскому культу. Изготовлены они были также в Финикии, по одному и тому же заказу вместе с медным морем"[23].

Какой же чисто богословский вывод из всего этого напрашивается? Очевидно, что бог израильский, если бы он действительно был богом уникальным в своем роде или действительно являлся Богом Творцом, установившим особый завет со своим избранным народом, его храм должен быть также совершенно уникальным по своей конструкции, отражая в материальном эквиваленте единственность и неповторимость еврейской религиозной традиции, претендовавшей на то, чтобы быть исключительно истинной. Но мы видим совсем иное. Нет абсолютно никакой уникальности соломонова капища в Иерусалиме. Более того, служение в нем совершалось самое что ни на есть "языческое", выраженное в принесении на алтарь крови и плоти, заколениях, сожжениях, возлияниях, курениях, ритуальных трапезах с поеданием принесенной в жертву плоти. При этом "языческое" служение звездам осуждалось так неистово, как будто кровавый культ был более духовен и интеллектуален, чем звездный. Но интересно, что Храм на Сионе имел всё ту же астрономическую атрибутику, что и храмы окружающих народов. Всё это роднит еврейский культ с практикой американских индейцев, использовавших различные техногенные мегалитические постройки, предназначавшиеся для научных целей и построенные совсем другой продвинутой цивилизацией, в ритуальных целях. Не зная и не понимая их подлинного назначения, индейцы стали приносить на них человеческие жертвоприношения в честь богов, которым приписывалось создание данных памятников. В лице иерусалимского капища мы имеем уже изначально муляж, который был построен на искусственной платформе с огромными мегалитами очень древнего происхождения, обрамляющими храмовую гору по периферии. Точно также на циклопических развалинах Баальбека в Ливане был построен римлянами храм Зевса. Эти места считались священными, а примитивные народы с низким уровнем развития лили на них кровь.

И не только нет никакой уникальности в соломоновом капище, но и во многом другом, что считается национальным культурным достоянием евреев. У них не было ни своего языка (они разговаривали на ханаанских диалектах, позже с примесью арамейского), ни своего алфавита (использовали финикийское руническое письмо, ошибочно названное палеоивритом), ни календаря (употреблялась модификация лунного Ниппурского), ни собственных достижений в архитектуре, музыке, поэзии, литературе, науках, искусствах, ремеслах. И кроме того – их мифология постоянно грешит откровенным плагиатом. Вот почему археологи до сих пор не могут найти никаких археологических следов существования в Палестине древних евреев, неспособны отыскать на территории древнего Ханаана ничего, что может быть идентифицировано как национально-еврейское. Потому что евреи ничем в культурно-расовом отношении не отличались от местного ханаанского населения. В Палестине нет древнееврейского "культурного слоя" – вот в чем проблема! И не потому, что самих евреев не существовало, а потому, что это была полностью искусственная паразитарная народность, оставляющая после себя только козьи экскременты.


Иудейская религия несправедливо осуждает народы
за поклонение богам, поскольку сами евреи
всегда исповедовали культ богов

В связи со всем сказанным возникает главный вопрос: за что же осуждали иудеи все остальные народы, если сами они были рядовыми язычниками-многобожниками? Понятно, что все народы, все без исключения, не могли ошибаться, поклоняясь богам, как это пытаются представить иудаисты. Все народы во всех точках планеты, порой весьма удаленных, не могли выдумать мифы и рассказы, изобилующие такими удивительно синхронными параллелями. Они чтили сии божества, ваяли их изображения и устанавливали ритуалы по причине того, что знали о реальном их существовании. Эти боги не были небесными духами или мыслеформами, взятыми из ноосферы. Все видели и осознавали, что раса богов оказывает вполне конкретное, в духовном и материальном эквиваленте, влияние на ход человеческой истории. И евреи не были исключением в этом плане. Они тоже кланялись расе Elohim, расе богов, которых называли Ангелами и описали их деяния в книге Еноха. Творения рук этой загадочной расы разбросаны повсюду на всех континентах в виде останков мегалитов и циклопических сооружений, построенных с применением уникальных и до сих пор невыясненных технологий. При этом предания сообщают, что они были возведены не людьми, а какими-то древними "гигантами". Они сотворили расу LU, описанную в шумерском эпосе, от которой произошла раса homo sapiens-sapiens современного типа. Знания богов воплощены в математических, геометрических, геодезических и астрономических данных, полученных в ходе измерений самыми совершенными высокоточными приборами, недоступными человеку каменного века. И не имеет никакого значения, каким именем называть эту расу, тем более, что в разных языках термин "бог" приобретает различную этимологию и значение. Тем не менее, в иудеохристианской традиции усиленно пропагандируется идея о том, что термин Elohim приложим только к одному еврейскому племенному божеству, как к единственно живому, не взирая на то, что само по себе его имя употребляется с окончанием множественного числа (обозначающим множественность объектов поклонения), и игнорируя библейские данные в их научном освещении.

Но следует подчеркнуть, что, несмотря на свой политеизм, народы не были лишены представлений о Боге Всевышнем – не о том, который был главой местных пантеонов, а о всеобщем Творце богов и людей (в финикийской мифологии – "Творце творения"). В позднейшей адаптации боги превратились в Ангелов и духов (хотя их нужно отличать от духов предков и других астральных существ), но мифические истории о них и многочисленные артефакты не оставляют сомнений в том, что речь могла идти о существах, не лишенных физических тел, а вполне плотских и даже смертных (их "бессмертие" не было абсолютным как у существ плотских). И все они, тем не менее, были творениями Отца Небесного – всемогущего, вездесущего, и всеохватывающего совершенного бесплотного Духа, одновременно и трансцендентного и имманентного тварному миру. Фактически евреи оклеветали народы в том, что они якобы поклоняются несуществующим богам, и за настоящих богов будто бы выдают мертвые фетиши. Такие представления не доминировали даже среди самых умственно деградировавших племен, не говоря уже о высоких культурах, где изваяние, статуя, идол служили иконографическим изображением того или иного бога, в существование которого на Небе или на Земле люди верили, а точнее знали согласно мифологическим о них сведениям, унаследованным от предков-очевидцев.

Следовательно не было никакой особой "избранности" евреев от Бога из среды иных народов. На подобную избранность мог претендовать каждый народ, поскольку все нации имели своих племенных богов-покровителей, оказывающих прямое влияние на путь их развития и культурные особенности, что зафиксировано в мифах. Зато в иудаизме имел место грубый сатанизм с элементами враждебности еврейских племенных богов к прочим народам, их религии, культурному наследию, и соответственно – к их богам. И это требует самого серьезного анализа и осмысления ввиду того, что политика ненависти иудеев ко всем людям до сих пор продолжается и уже приняла для судеб мира самые негативные последствия. Цели еврейских богов и их нации, как это сформулировано в библейском варианте, ясны – порабощение народов Земли под жестокое ярмо яхвизма. Хотя цель эта может оказаться лишь промежуточной. За этим планом может стоять и более страшная правда. И я полагаю, что скорому осуществлению этой демонической программы, в которой задействованы евреи как проводники политики Яхве, мешают другие могущественные божественные силы, которые противостоят Яхве и той партии богов, на которых он опирается в своей агрессии. Это могут быть боги других народов. В частности, главным врагом Яхве в Ханаане считался Ваал. Другим антагонистом Яхве был вавилонский Мардук. Не исключено, что противником Яхве является и один из "сынов божьих" (beni ha-Elohim) Иисус Христос, который пришел возвестить людям волю пославшего его Отца. Отец Иисуса явно нетождествен Яхве, так как Иисус называл его "избранников" детьми Дьявола, не знающими его Отца (Ин. 8:19,44). Этот Сын Божий заявил, что он Спаситель людей от тёмного сатанинского правления еврейского бога и его народа, конец чему будет положен во Второе Пришествие Господа с Неба в сопровождении Ангелов (Мф. 16:27, 2 Фесс. 1:7).

© Л. Л. Гифес
6 сентября 2009 г. (ред. апрель 2017)


[1] Греческий перевод Библии LXX толковников.
[2] В дальнейшем буду давать точные переводы непосредственно с языка оригинала.
[3] Суть теории состоит в том, что окончание -m будто бы первоначально играло роль определяющего артикля, сохранившегося пережиточно со II тыс. до н. э. – См. Шифман И. Ш. Ветхий Завет и его мир. М. 1987, стр. 30.
[4] К этой школе принадлежат Томсон, Лемке, Фридман, Гмиркин, Финкельштейн и др. Обратим внимание на присутствие здесь еврейских ученых, которые нисколько не обольщены своей религиозной традицией и не питают никаких иллюзий насчет еврейского монотеизма. К сожалению, ныне россиян пичкают пропагандой яхвизма в том или ином виде, но почти не издают научной библейской критики, расцветшей на Западе.
[5] Термин интересный, учитывая, что это производное слово от евр. ais, близкое к Ас (Æsir) – имени, которым в скандинавской традиции принято обозначать богов. В готском языке, кстати, встречается в форме с инфиксацией Ансы (лат. Ansis), что идентично евр. ansim.
[6] Экзегетическую трудность глав 18 и 19 книги Бытия хорошо понимали писцы и переводчики. Поэтому "соблазнительные" пассажи стали жертвой тенденциозных конъектур. Например, в переводе LXX стих 19:16 имеет краткое чтение, заканчиваясь на имени Яхве. Всё место в Септуагинте звучит так:
16 И схватили Ангелы руку его, и руку жены его, и руки двух дочерей его, чтобы Яхве пощадил его.
17 И было, когда они вывели их наружу: сказал… (далее по тексту)
18 Сказал же Лот им: умоляю, Господи,
19 так как нашел раб Твой милость пред Тобой… (далее по тексту)
Здесь так же очевидно безразличное употребление ед. и мн. числа в отношении "мужей", явившихся Лоту. При этом редакторам в ст. 18 пришлось сделать единственное число из Adonay (Господа мои), дабы согласовать с последующей речью, в которой употреблены местоимения ед. числа в отношении к Adonay (как поступили и синодальные переводчики).
[8] Однако, на мой взгляд, это могло произойти лишь в том случае, если слово было забыто и вышло из употребления в индоевропейских языках, откуда евреи его сами позаимствовали и сохранили.
[9] Совсем неприемлема с медицинской точки зрения гипотеза о том, будто обрезание было необходимо в жарком климате. На самом деле люди всегда селились возле воды и могли выполнять все гигиенические требования, необходимые для поддержания чистоты тела. Даже кочевники, проводившие много времени в пустынях, без воды не могли обойтись.
[10] См.: Петухов Ю. Д. Суперэтнос Руссов: от мутантов к богочеловеку. М. 2006, стр. 307. Автор полагает, что это двусоставное имя обозначает два порождающих начала – мужское и женское, что перекликается с индоевропейской традицией Бога-Родителя, рождающего всё из себя и имеющего оба начала, необходимые для зачатия и рождения.
[12] Поклонение единственному божеству.
[14] О каннибализме в Танахе я сделал краткое резюме в статье Культовый каннибализм у евреев.
[15] Изначальной формой скорее всего нужно считать древнееврейское имя Azael (Азаил). Тем не менее существует и иная версия, согласно которой Azazel – двусоставное слово, образованное от сущ. "козел" и глагола "уходить" (azal). В таком случае это имя означает "Козел, который уходит" и приобретает функцию тотемного божества, которому приносится особая жертва (la Azazel – "для Азазеля"). Козел становится одновременно и жертвой и анималистическим божеством.
[16] В своей статье Культовый каннибализм у евреев я выдвинул предположение, что "скиния собрания" изначально не была посвящена Яхве, но служила местом поклонения языческим богам. И лишь позже была адаптирована к культу Яхве.
[17] Мои дальнейшие исследования установили, что культ ханаанских и ассирийских божеств в Египет занесли индоевропейцы гиксосы, пришедшие из Митанни, Ханаана и Эгейского региона.
[18] Подробно см.: Немировский А. А. У истоков древнееврейского этногенеза. Ветхозаветное предание о патриархах и этнополитическая история Ближнего Востока. М. 2001; Тантлевский И. Р. История Израиля и Иудеи до разрушения Первого Храма. СПб. 2005.
[19] Такая архаичная форма встречается в кумранских рукописях.
[20] Бессмертие вовсе не связано (не может и не должно!) с отсутствием репродуктивных органов, как общепринято считать в экзегетике.
[21] Выражение Луки это несомненно калька с евр. beni ha-Elohim.
[22] См.: А. Элфорд. Боги нового тысячелетия. М. 1999.

4 комментария:

иван петров комментирует...

//Yhwh (Яхве), ha-ansim (мужи), ha-malakim (Ангелы) и Adonay (Господа мои) – это одно и то же //

однако ангел и отличен от Яхве, поскольку тот общается с ним (2 Цар 24:16; 1Пар 21:27), и ангел отвечает (Зах 1:12)

Lleu Llaw Gyffes комментирует...

Яхве это Элохим (боги)... при чем тут ложь евреев, решивших монотеизировать своих богов? статья-то не о том, что написали евреи, когда решили переосмыслить древнейшие традиции и теонимы, а о дореформенных следах политеизма в Танахе

иван петров комментирует...

Элохим это и Бог! Шифман в комментарии на Тору обьяснил, почему форма мн.ч -советую почитать

Lleu Llaw Gyffes комментирует...

Жалкие убогие оправдания шифманов не особо интересны (да и в этом упражнялись многие). Правильно Вы написали: "и Бог" через союз "и". Потому что отрицать, что Элохим это боги (а точнее богини), невозможно. Остается только присобачить "Бога" к "богам", чтоб было красиво и монотеистично ))